Mamochki.by

Трудовые будни | “Мой счастливый малыш!”

Трудовые будни | “Мой счастливый малыш!”

Трудовые будни | “Мой счастливый малыш!”
Очередной будний день достиг своего логического завершения: теплого одеяла, любимого дивана, блаженной тишины… Резко потяжелевшие веки смыкаются, погружая меня в полную тьму, без мыслей, без чувств и совершенно лишних сновидений. Я не просто плаваю в этой тьме, я тону в ней, захлебываясь, пока, наконец, не начинаю дышать ею, ею одной, заполняющей пустоты моего подсознания. Наконец, отступают абсолютно все прилипшие за день склизкие эмоции чужих людей, мои глупые переживания остаются где-то позади и я падаю в неизвестность… Падаю я сказал! И не надо мне тут жалобно мяукать в мозг о том, что нарисовался внеочередной заказ, ведь с последнего прошло всего 10 дней, а ни разу не 13! У меня еще есть целых три ночи, три долбанных ночи, которые я имею право предаваться полному релаксу и восстановлению запаса сил…
— Ну пожалуйста, ну вставай… Ну надо, ну все понимаю, ну приказ же…- обжигающе холодный взгляд желтых глаз фокусируется на расширенных от ужаса зрачках гонца, но, видя перед собой приятной наружности молодую девушку, которую и без того сильно трясет, смягчается. Я поднимаюсь с очередной койки – как всегда, никакой роскоши, доска, тонкий матрац, белая простынь. Единственный не вписывающийся в обстановку атрибут – плед сотканный еще в древнем Египте эпохи Старого Царства одной из верховных жриц Сета. Подарок за незабываемую ночь…
— Что за важность? – спрашиваю как можно мягче. Тысяча с лишним лет отбывания срока на земле сделали меня слишком чувствительным к другим людям, что все-таки лишнее в нашей профессии. Как только вернусь – сразу же избавлюсь от этого.
— Одна из официальных представителей хранителя врат свернула с пути. – Девушка опускает глаза. Я осознаю всю обреченность приговора. Предательство в наших кругах всегда каралось высшей мерой. Неприятная работа. Искать беглянку, найти и уничтожить со всей дотошностью ритуала. А мне ведь на работу к девяти, вставать в шесть, и пилить полчаса до остановки. Киваю, на прощанье, и делаю шаг.
В помещении пахнет благовониями. На всех дверных косяках и оконных рамах нарисованы защитные руны. Шторы плотно задернуты, комната погружена в полумрак. На полу на тюфяке, свернувшись калачиком, спит девушка. Я делаю шаг, закрепляя себя в рамках данного времени и пространства. Девушка, очевидно, почувствовав мое присутствие, открывает глаза. Волна понимания того, кто стоит перед ней, заставляет ее содрогнуться. А как бы мне хотелось все сделать быстро и безболезненно. Но не получится.
— Что, и даже чаю не нальешь? – улыбаюсь. Вредная привычка растягивать удовольствие, дарить надежду на то, что наказания удастся избежать, чтобы потом насладиться сполна пониманием неизбежности смерти, отразившимся в глазах жертвы, — Как видишь, ни одна защита не поможет. Да ты итак это знала, не правда ли?
— Зачем ты делаешь это? Зачем тянешь время? Пришел убивать – так начинай?
— Нам некуда торопиться. По крайней мере мне. А тебе теперь тем более, – пытаюсь дружелюбно улыбнуться, но получается злобный оскал. При исполнении же.
— Ну что же, тогда тебе чаю или чего покрепче?
— Можно и покрепче…
Блин, ни разу не пил при исполнении и больше не буду. Унесло меня с одного бокала, ведь сущность Карателя не пьющая, а, следовательно, махом улетающая. Взгляд падает на будущую жертву. Жертва испугана, вот только уже не жертва — беззащитное создание, которое хочется не убить, а… В голове проносится мысль, что ей, наверное, совсем немного лет, не более пары сотен от рождения, и что в этих глазах можно тонуть не хуже, чем в той безмятежности, в которой я хотел раствориться всего пару минут – целую вечность – назад… Мягкое касание ее губ пробуждает во мне порядком подзабытое чувство, имя которому нетерпение. Слышу стон и чувствую солоноватый привкус крови на языке. Рассудок окончательно отступает, руки скользят по уже обнаженному хрупкому телу. Остатков сознания хватает только на то, чтобы в порыве страсти не переломать ей кости… Одна рука крепко обнимает ее извивающуюся талию, другая рисует знак тюремщика на колышущейся груди…

Вот и минули жаркие летние деньки, пришла осенняя прохлада. Пора подумать и об осенней одежде. Лично мне пришлась по душе вот эта ветровка. По-моему, это весьма модный вариант для осени 2012!

-->
-->