Mamochki.by

Ева хочет замуж

Ева хочет замуж
Когда родилась Лиза, я залезал к жене в окна роддо­ма, чтобы ее поздравить, но, как сейчас понимаю, настоящей радости тогда все же не испытывал. У отцов, в отличие от матерей, сближение с детьми происходит на сознательном уровне, поэтому окончательно я принял старшую только в 2 года, когда она подошла ко мне и сказала: «Папа, мне надо с тобой поговорить». Вот в этот момент я ее и полюбил. С младшей было попроще:
я уже знал, что ребенок сначала должен подрасти, а потом с ним будет здорово и интересно. Поэтому-то Еву я полюбил с первых же дней, авансом.
Жена тонко срежиссировала сцену объявления мне о второй беременности. По секрету она сообщила об этом Лизе, а та должна была открыть эту страшную тайну мне. Думаю, это и помогло дочери благосклонно принять Еву. «Семейные сцены» между девочками начались, когда Еве было года 3, и она стала проявлять характер. Но, в целом, они дружат, и даже ссорятся как очень близкие люди.
Мы пропустили момент, когда надо было отучать Еву засыпать рядом с мамой, и сейчас каждый вечер с одиннадцати до двух часов ночи у нас разыгрывается бурная сцена укладывания. Увы, Аня не поддается на мои уговоры подождать пару ночей, чтобы дочка поняла, что у нее нет шансов дождаться маму, и научилась засыпать самостоятельно. По этому поводу мы даже обратились к психологу и провели полное медобследование, но диагноз был прост: городской ребенок.
Я долго думал, как воспитывать своих детей, — например, что ответить Еве, которая спрашивает: «Как быть, если мальчик в детском саду меня бьет?» Понимаю, что самый распространенный совет — дать сдачи, но я вместо этого начинаю вести с дочкой беседу, говорю, что, возможно, она сама была в чем-то виновата, а «дать сдачи» предлагаю только в крайнем случае.
До 8-го класса Лиза училась в хорошей московской школе, но часто такие заведения —  еще и ярмарки тщеславия. Поэтому я отправил дочь в Англию — в школу, где дети принцев и миллионеров копят себе на велосипед и понимают, что домашние задания надо делать, чтобы потом поступить в институт. Думаю, наглядный пример подействует на систему координат Лизы лучше, чем 1000 моих монологов о пользе труда. Результатами мы пока довольны, поэтому и с Евой, вероятно, поступим так же.
В жесткой форме мы запрещаем только вещи, опасные для жизни. А наказываем в основном за хамство. Физическое воздействие исключено. Для меня в детстве самым страшным испытанием было ожидание «серьезного разговора» с папой после какой-нибудь моей провинности. Дочери такие «разборы полетов» со мной тоже запоминают.
А вот вранье я прощаю довольно легко. Как артист, я понимаю, что у ребенка грань между реальностью и вымыслом очень тонка: иногда он сочиняет не потому, что хочет обмануть, а потому что придуманная история нравится ему больше, чем «правда жизни».
Мои попытки привить дочкам любовь к спорту привели к неожиданным результатам. Например, Лизу совершенно не увлекли ни теннис, ни фигурное катание: она мечтала о верховой езде. Через три года мы сдались — и правильно сделали. Дочка стала активно набирать обороты в этом виде спорта, а в результате нам пришлось купить ей коня, чтобы она могла участвовать в серьезных соревнованиях. После этого вопросы о подарках детям приводят меня в замешательство: ничего безумнее я в жизни не дарил и не планирую.
Ева перманентно собирается замуж. Сначала ее женихом был мальчик Артем из детского сада, потом она решила, что больше любит Лешу Кортнева. А вот единственный из нашего квартета холостяк Слава Хаит — мой лучший друг с первого класса — Еве не нравится. Она считает, что Леша гораздо красивее Славы. Я на нее в этом вопросе не давлю — как решит, так и будет.

-->
-->