Mamochki.by

Егор Кончаловский

Егор Кончаловский
Оборванец
Когда Егор был маленький, я много училась и работала, поэтому у нас постоянно были разные няньки. Одна из них — Мотя — сына моего просто обожала: ей очень нравилось, что, когда она с ним гуляет, все прохожие останавливаются и восхищаются хорошеньким мальчиком! В общем, няня очень следила за тем, как сын выглядит, и однажды даже сделала мне втык. «Он из всего вырос. Мне с ним стыдно гулять, так он плохо одет!  — сказала Мотя.  — Иди в магазин и купи ему нормальную одежду». И что вы думаете — я пошла и купила. На самом деле у Егора всегда был прекрасный гардероб, просто он очень быстро вырос, а я замоталась и не заметила. Трусики на шкафу
Сын рос на удивление заботливыммальчиком. Как-то моя подруга Лена Кишкова поехала с дочкой в дом отдыха и взяла с собой пятилетнего Егора. Через недельку я решила его проведать. Только приехала, а Лена мне с восторгом сообщает: «Представляешь, ребенок сам побежал в столовую и договорился, чтобы тебя покормили ужином!» А потом вдруг подруга стала мне жаловаться, мол, Егор все время ходит в одном и том же, категорически отказываясь переодеваться, потому что боится испачкать чистые вещи. «Мамочке придется стирать, и у нее ручки будут болеть!» — говорил он с отчаянием. К счастью, нижнее белье Егор все-таки менял, а грязные трусы и майки лихо закидывал на шкаф, чтобы Лена не нашла. Стеснялся очень. Рюмки в ряд
Аккуратист был страшный! Помню, после очередного застолья мы помыли посуду, а маленький Егорушка (ему было года полтора, и он даже ходил не очень уверенно) стал переносить рюмочки из кухни обратно в ­столовую. Любовь к порядку унаследована сыном от меня, а мне она передалась от моих родителей… Если бы вы заглянули в его шкаф, то упали бы в обморок: вешалочка к вешалочке, все развешано по цветам, даже по оттенкам — и ни пылинки! Велосипед в болоте
Когда Егору было 5 лет, папа привез ему фантастически красивый французский велосипед. Сын увидел это чудо, нарядился в бархатный костюм с лаковыми ботинками — и пошел кататься. Через некоторое время слышу — за дверью кто-то скребется и хнычет. Открываю и вижу: с Егора, а также с его нового велосипеда, стекает черная жижа и отваливаются какие-то отвратительные ошметки. «Я упал!» — изрек ребенок. Оказалось, он въехал в огромную лужу с гниющими листьями и где-то в центре водоема забуксовал. При этом Егор так боялся опустить ноги и запачкать свою прекрасную обувь, что в результате просто свалился в грязь. Я тогда ужасно разгневалась: поставила их с велосипедом в ванну и стала отмывать, ругая и шлепая. Игрушки с балкона
Как-то мой друг, актер из Казахстана, подарил мне альбом с огромной и, подозреваю, очень ценной коллекцией значков. Но мне-то она зачем? Я отдала ее Егору, а на другой день выяснилось, что он все раздал своим приятелям. То же самое случалось и с игрушками, которые мы с отцом привозили ему из-за границы. Никогда за такие поступки ребенка не ругала: ну подарил и подарил. А когда сыну было лет 10, приехала моя мама и сказала: «Егорушка, зачем тебе так много игрушек? Ты ведь уже большой, надо книжки читать! Давай все это выбросим!» Егор в ответ молча собрал практически все, что у него было, вынес на балкон, крикнул: «Ребята, ловите!» — и, ко всеобщему восторгу, сбросил вниз. Лампа из-под горошка
У сына с детства были золотые руки. У меня в комнате висела смешная люстра — круг с дырочками, из них лучиками расходился свет. Егору это так нравилось, что он сам соорудил себе точно такую же лампу, только настольную. Взял банку из-под горошка, покрасил серебряной краской, просверлил в ней дырочки, сделал проводку со штативом — и все! А однажды он увидел, как я штопаю, и немедленно научился делать это ничуть не хуже меня. Да что там штопать, он даже шить умеет! Только готовку так и не освоил почему-то. «Мама,  — говорил он в детстве,  — когда ты уезжаешь, у нас начинается тортно-пирожный период». Мама в окошке
Детский сад, в который ходил Егор, был замечательным, но сын все равно свою «пятидневку» не жаловал и грустно говорил мне: «Мама, я когда гуляю, то тебя вижу в окне». А пошел он в сад по странной причине. Дело в том, что вслед за вышеупомянутой Мотей сын стал говорить по-деревенски: «нема», «вздуй светик», «я схоронюсь» и так далее. Представляете, как забавно звучали эти слова в устах мальчика с раскосыми глазами. При такой, мягко говоря, нерусской внешности это было гомерически смешно. Юный обольститель
Няня Мотя бросила нас в самый трудный момент — как раз когда у меня начались «госы» во ВГИКе. В общем, мне пришлось таскать пятилетнего сына с собой. В первый раз я привела его на экзамен по пантомиме: Егор сидел и смотрел своими огромными глазами на сцену, а комиссия, начисто забыв про студентов, уставилась на него. Когда экзамен закончился, мой педагог Тамара Федоровна Макарова строго подозвала Егора к себе. Он подошел, перепуганный, а она ему вдруг говорит: «Поцелуй меня!» — что сын и сделал. Так я его и водила постоянно в институт. Однажды выхожу с репетиции и вижу такую картину: за роялем сидит Егор, рядом стоит Наташа Белохвостикова и сосредоточенно кивает головой. Я тихонечко подошла и услышала, что сын рассказывает, как охотился на волков… Заметив меня, он тут же покраснел и шепотом мне на ушко сказал: «Мам, уйди отсюда!» Он охмурял Наташу, а я ему ужасно мешала. Уроки вежливости
Я Егора строго воспитывала, потому что очень за него боялась — хотела, чтобы он вырос настоящим мужчиной, умел отвечать за себя и за других. Помню, везу его в школу на метро и шепчу: «Никогда в вагоне не садись, женщина, даже молодая, всегда более уставшая, чем ты. Она утром уже успела и обед приготовить, и полы помыть». Только на эскалаторе подставляла ему свою коленку: «Посиди, отдохни!» Мама-телевизор
Однажды, когда Егор учился в первом классе, я спросила его, сумеет ли он сам доехать из школы домой. Ребенок в ответ радостно закивал головой. Я прочитала ему инструкцию «как себя вести» и отпустила, но сама незаметно шла за ним всю дорогу, следила, как он выполняет наказ. «Догнала» я сына у самого дома и тут же поинтересовалась, как он добрался. «Все нормально!» — ответил Егор. «А я так волновалась, что сосредоточилась и видела весь твой путь! Ты ведь мороженое купил? И у того столба его съел?» — выдала я. Мальчик мой страшно удивился, спросил, откуда мне все это известно. И тогда я объяснила, что внутри у меня есть такой телевизор встроенный и я по нему всегда все про него вижу! Егор поверил. Папа Коля и отец Андрон
Когда Егору было лет 5, я вышла замуж за художника Николая Двигубского. Муж очень любил сына и много с ним занимался. Вскоре после свадьбы я отправилась сниматься на Иссык-Куль, а потом и сын с Колей ко мне приехали. В доме, который мы сняли, были проблемы с электрическим светом. Свечей у нас не было, и мы сделали что-то вроде масляной лампы. По вечерам под ее тусклое горение муж рассказывал Егору истории про короля Артура и рыцарей. Сыну так все это нравилось, что он потом пытался повторить эти ритуалы уже в Москве. А вообще отношения у них были прекрасные, Николай Егорович всерьез занимался Егором: водил на выставки, в театры и просто много с ним разговаривал. Одно время Егор даже называл Колю папой, а родного отца — Андроном. А вот Андрон с сыном виделся редко: во-первых, он постоянно был в разъездах, а во-вторых, не очень понимал, как надо вести себя с маленькими детьми. Например, он любил водить Егора в ресторан — «пообщаться». Я сердилась — ведь ресторан не самое правильное место для ребенка, а Андрон в ответ совершенно искренне спрашивал: «Ну а что мне с ним делать?» Старший брат
Наша с Колей дочь Катя родилась, когда Егору было 8, 5 лет. Ревности вообще не было, он сестру просто обожал: приходил из школы и тут же бежал к двухмесячной Кате, которая тогда еще даже головку толком держать не умела. Увидев брата, малышка тут же начинала хохотать, потому что знала — сейчас он будет ее веселить. Я тогда очень уставала, и если начинала сердиться, то делала это довольно бурно. Егор же по моему голосу догадывался, что сейчас начнется ураган, хватал Катю в охапку и утаскивал от меня, чтобы и ей заодно не попало. Режиссер из детства
Когда Егору было годика 3–4, по соседству с нами жили режиссер Мажит Бегалин с женой Олесей. Мы очень дружили, и когда я шла к ним гости, то всегда брала Егора с собой. Войдя в квартиру, сын немедленно начинал требовать, чтобы ему сняли с полок сувениры: фигурки из дерева, статуэтки — словом, все, что там было. Потом он составлял из них какие-то композиции и уставлял ими комнату. А когда наступало время уходить домой, Егор деловито говорил: «Так, ничего не убирать! Завтра я буду снимать вторую серию!» Мажит тогда смеялся, мол, режиссер растет! Сейчас Егор снимает кино в жанре экшн, а у меня сохранились его детские рисунки — схематично нарисованные дерущиеся человечки. Это, конечно, смешно сравнивать, но оказывается, все действительно идет из детства.

-->
-->