Mamochki.by

Давай дружить!

Давай дружить!
По порядку рассчитайсь!
2–3 года. Дружбой в полном смысле этого слова общение деток 2–3 летнего возраста назвать, конечно, нельзя. Пока речь идет только о зачатках сложнейшего коммуникативного процесса. Малыши не играют вместе, а просто сосуществуют рядом: им, в принципе, все равно, с кем прыгать, носиться, кричать, квакать или лепить куличики — лишь бы было весело. Крохи еще плохо запоминают лица и имена своих товарищей по песочнице, часто меняют «друзей» и очень остро реагируют на попытки новоиспеченных приятелей завладеть их игрушками. Подавляющее большинство ссор возникает из-за того, что «он взял мой мя-а-ачик!!!», и дело тут совсем не в жадности, а в возрастных особенностях психики. Карапузы очень эгоцентричны (не путать с эгоизмом) — они пока еще не в состоянии понять желания и намерения другого ребенка и принять во внимание его интересы. К тому же в этом возрасте игрушка — объект гораздо более любопытный, чем сверстник.
4–5 лет. В этом возрасте дети уже не просто играют рядом: парт­нер необходим им для того, чтобы лучше понять самих себя. Окружающие — это «зеркальца», смотрясь в которые малыши могут глубже познать собственную личность, свои потребности, особенности и умения. Пятилетки пока еще не проявляют большого интереса к делам, мыслям и проблемам друзей: приятели — это лишь средство для утверждения нарождающейся «самости», с их помощью малыши могут убедиться, что они «хорошие и важные».
В типичном для этого возраста диа­логе каждый слышит только себя:
— А у меня есть новая машина!
— А у меня — две!
— А меня папа брал на рыбалку!
— А я зато на море был, а ты не был!
А дальше собеседники неизбежно ссорятся и активно награждают друг дружку обидными эпитетами, подслушанными в разговорах взрослых. И это совершенно нор­маль­но, ведь когда сверстник нужен главным образом для того, чтобы сравнить с ним себя, неизбежны разочарования, ревность и конкуренция.
В этот возрастной период
наши чада начинают обращать
внимание на личные качества
других ребят — именно поэтому
в детском коллективе всегда находятся популярные и «отвергаемые» малыши. С первыми общаться приятно, со вторыми — соответственно, не очень. Популярностью пользуются те, кто наиболее «продвинут» в плане коммуникативной культуры — хорошо разговаривает, может придумать интересную игру, доброжелателен ко всем, не вредничает, не ноет и не жалуется. Морально-этические моменты пока еще не осознаются, но драчливость, ворчливость и склонность к мелким пакостям (подставить ножку, стянуть игрушку) уже однозначно не приветствуются.
Среди «изгоев» также часто оказываются детки с физическими дефектами, нарушениями развития психики или чересчур «необычные» внешне, например лопоухие или полные.
6–8 лет. А вот это уже практически настоящая дружба! Проблемы предыдущих этапов — «не хочу делиться» и «я — центр мироздания» — к этому возрасту должны остаться в прошлом (если они все еще актуальны, то это повод обратиться к психологу).
На первый план для семилеток выходят собственный авторитет, способность вписаться в коллектив и занимаемое ими на детской «иерархической лестнице» место.
Ребята уже охотно делятся игрушками, чтобы играть вместе, и придумывают довольно сложные развлечения с правилами: к примеру, если Коля и Витя объединят свои конструкторы, то можно будет построить целый автопарк, а из пупсиков Оли и Веры получится «школьный класс».
Дети начинают проявлять искренний интерес друг к другу, и типичный диалог первоклашек звучит примерно так:
— А у меня новая машина!
— Ух ты, а это какая модель?
— Где тебе ее купили?
— В супермаркете по дороге, когда мы с папой ездили на рыбалку.
— Супер! А тебе там было
интересно?
— Ага!
Уже «котируются» морально-этические ценности: даже младшие школьники способны понять разницу между тем, кто всегда готов прийти на помощь, и тем, кто даже бровью не поведет, увидев на полу рассыпавшиеся из пенала одноклассника ручки с карандашами.
Способность посочувствовать, когда грустно, умение радоваться за другого и чувство юмора — именно эти качества старшие дошкольники и первоклашки ценят в своих ровесниках. А вот зазнаек, жадин, драчунов и «прилипал» они сознательно отвергают. Понятия о том, «что такое хорошо и что такое плохо», уже сформированы, поэтому некоторые поступки своих товарищей дети могут квалифицировать как предательство или измену — это возраст «маленьких трагедий», которые, однако, полезны для взрослеющей души.
Дружба без границ
Как правило, дружеские отношения завязываются между ровесниками — в детсадовской группе или классе. Но бывает и по-другому: товарищей находят в дворовых компаниях, в кружках, в спортивных секциях или даже в больничной палате — и при этом приятели не обязательно оказываются сверстниками.
Друзья одного возраста. В такой ситуации у взрослых практически не возникает вопросов: понятно, что взаимоотношения между детьми формируются на условиях равенства и общности интересов и увлечений.
Ребенок выбирает в товарищи старших детей. Это можно объяснить двумя причинами. Возможно, ваш малыш просто не привык общаться с ровесниками, поскольку его всегда окружали взрослые люди. Соответственно, интересы, взгляды и даже словарный запас у него — практически как у профессора, и потому общаться с ровесниками ему скучно, а им попросту неуютно находиться рядом с таким не по годам развитым «занудой». Вариант второй: ребенок довольно рано понимает, что в более взрослой компании к нему всегда будут относиться снисходительнее — если крохе необходим именно такой стиль общения, он станет искать ребят постарше: тех, которые готовы его опекать и защищать. От родителей здесь требуется повышенная бдительность: хорошо, если у «взрослых» друзей окажутся социально приемлемые ориентиры. А если нет?
Ребенок стремится общаться с малышами. Скорее всего, он хочет самоутвердиться в роли лидера, потому что в компании ровесников это ему не очень удается. В принципе, ничего плохого здесь нет, но нужно следить за тем, чтобы юный командир не только рулил малышней, но и мог, при необходимости, взять на себя от­ветственность за подопечных. В случае с девочками работает иной мотив: они любят возиться с маленькими, что называется, по зову природы — осваивая роль мамы. Такую дружбу стоит поощрять, поскольку навыки обращения с малышами безусловно пригодятся вашей дочери в будущем.
Как это — дружить?
Ребятишек, которые «не умеют дружить», становится все больше. Как правило, это единственные дети в семье, чей досуг сводится к компьютерным играм, просмотру телепрограмм и общению с взрослыми. Такие малыши обычно слишком самолюбивы и тревожны, к тому же у них нет достаточного опыта социальных контактов. Особенно это касается детей, которые не прижились в дворовой компании и не ходили в детский сад. Поступив в первый класс, ребенок сталкивается с проблемами адаптации в новой среде и испытывает сильнейший стресс от необходимости постоянно пребывать в коллективе, ведь находить общий язык сразу с двумя десятками ровесников — крайне нелегкое дело.
Мы лучше знаем!
Нередко мамы и папы берут на себя смелость самостоятельно выбирать друзей своим деткам. Такие родители, как правило, ведут поиски в двух направлениях — они ищут своему ребенку либо друга-копию, либо, наоборот, друга-антипода.
Друг-копия похож на малыша как брат родной — характером, привычками, интересами, а иногда даже внешне. «Назначая» ребенку в товарищи «близнеца», родители стремятся облегчить чаду жизнь, поскольку полагают, что с таким человечком у него уж точ­но не возникнет конф­лик­тов. С одной стороны,
вроде бы резонно. С другой — следует учесть, что при схожих характерах и проблемы у детей будут
похожими.
Вялые и безынициативные приятели, скорее всего, будут откровенно скучать в компании друг друга, а у двух ярких лидеров довольно быстро начнется борьба за власть, которая вряд ли укрепит их отношения.
Друга-антипода подбирают своему карапузу родители, которые хорошо представляют все возможные минусы взаимоотношений с «отражением». Они, наоборот, хотят найти ребенку товарища, у которого он мог бы научиться тому, что не умеет делать сам. Тихоне предлагают подружиться с активистом, забияке — со спокойным малышом, а трусишке — со смельчаком,  — вопрос лишь в том, кто в действительности окажется сильнее духом в такой паре и чье влияние будет определяющим. Дружба хулигана с пацифистом вовсе не является гарантией того, что через полгодика безобразник превратится в паиньку. Шанс обратного «перевоспитания» тоже весьма и весьма велик.
Если друг оказался вдруг
Есть и еще одна проблема: неправильные, на суровый родительский взгляд, друзья. Но прежде чем организовывать кампанию против «нехороших приятелей», следует серьезно проанализировать, почему у ребенка появился именно такой друг. Что привлекает в этом безобразнике вашу ангелоподобную кровиночку?
Может быть, тихоня дружит с маленьким бандитом потому, что ему недостает уверенности в себе?
«Домашний» ребенок ищет расположения «дворовых оболтусов»? Вполне вероятно, что в этой компании к малышу не предъявляют чрезмерно высоких требований и с этими ужасными детьми он чувствует себя максимально комфортно.
Неправильно. Откровенно запрещать дружить с «плохишом». Говорить ребенку что-то вроде «ноги Васиной у нас в доме не будет» — значит провоцировать наследника продолжать общаться с приятелем, но уже не из личных пристрастий, а исключительно назло родителям. Корректируя круг общения ребенка, не забывайте о том, что выбор друзей относится к области сугубо личных свобод. И даже совсем крошечные дети это интуитивно осознают.
Правильно. Если вы уверены, что ничего толкового из этой дружбы не выйдет, воспользуйтесь приемом под названием «подстройка». Заведите с малышом, к примеру, такой разговор: «Петя, конечно, любопытный парень, но как ты думаешь, почему в такой-то ситуации он повел себя так-то? А как сделал бы папа? А ты сам? А почему?» Не ленитесь подробно проговаривать с малышом все, что касается морально-этических норм, ведь вы кровно заинтересованы в том, чтобы дитя впитало именно ваши идеалы, а не сомнительные ценности хулигана и грубияна Пети.
Сын моего друга — твой друг!
Отношения с друзьями, которых ребенку «назначили», могут развиваться ни шатко ни валко и даже не складываться вовсе, зато контакты с детьми родительских приятелей возникают естественно и нередко перерастают в настоящую дружбу. Предпосылок для этого множество: если взрослые дружат, значит, у них общие интересы, сходные жизненные ценности и взгляды на воспитание. Дети все это прекрасно чувствуют.
Однако случается и по-другому. Если дочка постоянно слышит от родителей про «Настюшу, победившую на конкурсе детских рисунков и выигравшую соревнования по плаванию», она вряд ли захочет брать с подружки-соперницы пример. Бывает и так, что мамы-подруги просто обожают друг друга, но при этом одна из них с трудом выносит ребенка второй. Дети интуитивно считывают подобные вещи, и отношения у них, как правило, не складываются.
Мирись-мирись и больше не дерись!
Ссоры — обратная сторона детской дружбы. Есть ребята, которые срав­ни­тель­нобыстро и, главное, само­стоя­тельно справляются с разногласиями, но бывают дети, конфликтующие так бурно, что в результате даже их родители прекращают здороваться друг с другом.
В основе практически всех малышовых конфликтов лежит нормальный детский эгоцентризм: ребенок еще не может поставить себя на место приятеля и подарить ему такое необходимое ощущение «я лучше всех», «я нужен», «меня любят». Дошкольники больше настроены «брать» — умение «отдавать» придет позже.
У свойственной детям резкости в оценках ноги растут оттуда же. Ес­ли кто-то мне мешает, значит, он плохой — вот и вся логическая цепочка. Так и разгораются ссоры: Маша случайно толкнула Ваню, тот пробурчал: «Противная!» — ­девочка ответила: «Вредина!» — и понеслось.
Неправильно. Родители не должны брать на себя карательные функции, особенно если они еще не успели как следует разобраться в ситуации. Куда предпочтительнее — и поучительнее!  — выступить в роли не судьи, а посредника.
Превращать детскую ссору в меж­се­мей­ный конфликт тоже, безусловно, не стоит. Дети уже давно забыли причину разногласий, а вот их мамы, папы, бабушки и дедушки до сих пор не готовы выбросить белый флаг — ну ни дать ни взять новые Монтекки и Капулетти. Такое поведение взрослых подает детям «чудесный» пример — вместо того чтобы научить их разруливать ссоры, вы предлагаете им коммуникативную схему под названием «бесконечный ­конфликт».
Правильно. Научить малышей находить компромисс — решение, которое устроит обе стороны. Важно донести до маленьких вояк, что улаженное общими усилиями недоразумение не является ни победой, ни поражением. Это всего-навсего новый взгляд на проблему.
Если две подружки поссорились из-за куклы, вы можете:
наказать обеих, отобрав «яблоко раздора» со словами «так не доставайся же ты никому!»;
достать вторую куклу — «тут на всех хватит!». Правда, такой способ не всегда срабатывает, ведь первая игрушка может казаться ребенку привлекательной просто из принципа: «Хочу эту-у-у!»;
переключить внимание девочек и занять их чем-нибудь другим;
объяснить, что с куклой можно играть вместе: одна делает прическу, другая лепит из пластилина украшения.
Кроме того, необходимо научить детей управлять эмоциями. Если ребенок с детства привык «давать себе волю»: устраивать истерики, распускать руки и топать ногами,  — скорее всего, он и во взрослой жизни будет действовать точно так же.
А вот если предусмотрительно обучить малыша основам саморегуляции, его будущие друзья и любимые скажут вам искреннее «спасибо». Как это делается, все прекрасно знают: «Досчитай до 10, прежде чем ответить», «Не говори другому того, чего не хотел бы услышать сам» — ничего сложного! И заметьте: в 6–7 лет эти приемы освоить куда легче, чем в 47.
Еще раз про любовь
Общая картина
Лет до трех детишкам все равно, кто возится по соседству — мальчик или девочка, — лишь бы не было скучно. Став постарше, карапузы начинают отдавать предпочтение друзьям своего пола и играют преимущественно «компаниями»: девочки — в «дочки-матери», мальчики — в «войнушку». Все логично: ребенок ощущает свою принадлежность к тому или иному полу, определяется, в каком он «лагере», и имитирует в играх типичные (с гендерной точки зрения) занятия взрослых.
В 5–6 лет игры уже не просто строго делятся на «девчачьи» и «мальчи­ше­чьи» — юные дамы и кавалеры считают неприемлемым выполнение «чужих» функций. Даже если ребята вместе играют в «работу», мальчик будет летчиком, путешественником или автогонщиком и наверняка откажется от традиционно женских профессий — учителя или медсестры.
В младшей школе леди и джентльмены, как правило, сосуществуют довольно мирно, однако к 10–11 го­дам они вновь оказываются на разных планетах и пребывают там вплоть до окончания подросткового возраста.
Сладкая парочка
Не бывает правил без исключе-ний, и в любом возрасте может
образоваться «па-рочка», отношения
в которой будут основываться на дружбе и общности интересов. Порой такие связи бывают даже крепче, чем у приятелей одного пола,  — в противном случае они бы просто не выдержали испытания насмешками, на которые так щедры и дети, и взрослые.
К дружбе между мальчиком и девочкой необходимо относиться крайне доброжелательно и уважительно. Дорогие родители, найдите себе другой тренажер для упражнения в остроумии и, пожалуйста, не стройте при наследниках забавных (по вашему мнению) матримониальных прогнозов! Детские души слишком легко ранить.
Игра на чужом поле
Бывает, что мальчик играет исключительно с девочками и только
в «девчачьи» игры, охотно исполняя женские роли,  — например, часами возится с куклами в компании подружек. Переживать, что с ребенком «что-то не так», не нужно, а вот задуматься о том, все ли в порядке с распределением ролей в семье (весом ли авторитет мужин в доме и достаточно ли малыш общается с отцом и дедом), безусловно стоит. То же самое касается и отчаянных барышень, целыми днями гоняющих в футбол с мальчишками. Мама и папам этих «сорванцов в юбках» прежде всего необходимо честно ответить на вопрос: не слишком ли сильно они мечтали произвести на свет наследника мужского пола? Ну а дальше стараться развивать свою «Пеппи Длинныйчулок» так, чтобы все-таки сформировать у нее правильные представления о женственности.     

-->
-->