Mamochki.by

Песня материнства

Песня материнства
Вообще я человек не завистливый. Ни машины, ни квартиры никогда не вызывали во мне подобного чувства. Оно возникало только тогда, когда я попадала в большие семьи. Иметь много детей — то же, что иметь много разных тел и проживать несколько жизней одновременно. Это просто волшебно.
Даня — мой второй сын. Первого, Артема, я родила в 22 года. Тогда для нас с мужем (первый муж Ирины — Алексей Кортнев) все случилось спонтанно.  Мне было сложно принять, что я теперь не солнце внутри галактики, а раб младенца. Брак распался, да и нельзя требовать отцовских чувств от 20-летнего юноши, желающего покорить мир. Глядя на новую семью Алексея, я вижу — он созрел.
К рождению второго ребенка я шла целенаправленно, поэтому и папу для него искала хорошего. Леня оказался просто замечательным (Леонид Голованов — редактор журнала «Авторевю»)! Сейчас для Дани он истина в последней инстанции. Когда весь мой воспитательный арсенал исчерпан, я иду за папой. Тогда Даня «делает сурикатика» и начинает слушаться. Благодаря Лене я могу оставаться с ним ласковой и милой.
Когда Дане было года три-четыре, мы заметили, что он не интересуется развивающими играми — переворачивает конструкторы и отказывается рисовать. Я скорее отношусь к мамам, которые позволяют ребенку развиваться естественным путем, но тут я заволновалась, и мы обратились к психологу.
Вот что нам сказал психолог. Во-первых, нужно создать максимально комфортную среду и объяснить малышу, что мир дружелюбен. Во-вторых, вовлекать Даню в процесс рисования через третье лицо. Например, мы брали игрушечную козу и предлагали ей порисовать — она, естественно, соглашалась, а Даня следом за ней. В-третьих, если Даня хочет, к примеру, лепить, но у него не выходит, надо просто взять его ручки в свои и лепить вместе. В-четвертых, никогда не задавать ему прямых вопросов вроде: «Будешь ли ты это делать?» — потому что, почувствовав давление, сын скажет «нет». Надо создать обстановку, в которой ребенок сам проявит интерес к игре.
В сад Данила пошел в пять лет, после того как мы все, даже няни, поучились у психолога с ним общаться. Пошел бы раньше — не смог бы учиться в школе. Такие дети, как Данила, если с ними не занимались в детстве, могут в первом классе встать и выйти посередине урока.
Я хочу, чтобы сын занимался музыкой. Думаю отдать его в хоровую студию «Веснянка», куда я сама в детстве ходила. У них очень правильный, непопсовый подход к обучению. Если Даня не захочет, что ж, наверное, придется дать пенделя и заставить. Слух у сына отменный. Еще он любит работать акыном: садится перед окном и затягивает песню про ворон, голубей, которые парят в небе, — это настоящий поток сознания. Так что творческая плата у него инсталлирована.
Компьютер для Данилы — табу лет до 12, до тех пор, пока у него не сформируется привычка к чтению. Пока ему можно только писать письма папе и смотреть ролики на YouTube — про технику и животных.
С Данилой я не буду либеральничать так, как с Артемом, для которого мне в первую очередь хотелось быть другом, а не мамой. Например, когда Темке слегка нездоровилось, я спокойно оставляла его дома. С Даником постараюсь быть другой, чтобы он знал: есть вещи, которые нужно делать даже через не могу. Кстати, недавно старший сын дал мне понять, что у него есть претензии к моему либеральному воспитанию. Он считает, что я была обязана запретить ему делать в 13 лет татуировку. А мне казалось, что это поможет Артему повзрослеть и стать более ответственным за свои решения. Теперь я думаю иначе. Надо быть родителем с большой буквы «Рррр».

-->
-->