Mamochki.by

Аццкий отжыг

Аццкий отжыг
Собственно, предназначен электровыжигатель был строго для вечернего выжигания картинок по дереву. Основной объект выжигания — разделочные доски (надеюсь, вы помните, что тогда они были деревянными). На доску наносился рисунок, по контуру которого, высунув язык, счастливые операторы выжигателей елозили раскаленным жалом устройства. Контур чернел, и получался выжженный узор. Рисунки случались всякими, но в целом их можно было разделить на три категории: надпись типа «Ольге Владимировне от Васи Л. ко дню рождения ее сына Петра», абстрактные «огурцы» и графическое изображение «парусник в никуда». Последним, впрочем, увлекались абсолютные бóтаны — парусники, с их точки зрения, нравились барышням. Накануне очередного Восьмого марта они, пуская слюни, сидели над разделочными досками, чтобы назавтра вручить вожделенной барышне свою картину, но это им не помогало — наутро они снова оказывались в самом конце пищевой цепочки. Барышни кисло благодарили за «такой творческий подарок» и уходили гулять с нами, нормальными пацанами. Иногда в семьях у девочек за время учебы в школе скапливалось 6–8 таких досок, которые дарились ко всевозможным праздникам. Теперь же плоды романтических выжигателей можно встретить разве что на дачах, вместе с кассетами группы «Сектор Газа» и старыми санками.
Впрочем, нормальные пацаны не были бы нормальными пацанами, если бы использовали выжигатели только по назначению. Например, с их помощью можно было резать пластик, ПВХ и толстый полиэтилен. Происходило это практически беспричинно, исключительно с целью посмотреть на процесс да еще понюхать вонючий дым, поднимающийся от прибора. Это было круто. Еще очень круто было выжечь что-нибудь на школьной линейке — особенно если это что-то было на грани приличия. В школе учителя с удивлением рассматривали отдельные подобные «шедевры» — было понятно, что значение некоторых слов оказывалось для них тайной.
Конечно, нам всегда хотелось большего — например, выступить с выжигателем на улице, — но радиус действия аппарата был ограничен длиной провода. Однако и здесь однажды отличился один из моих тушинских приятелей. Эта разбойничья морда, пользуясь отъездом родителей на дачу, под каким-то благовидным предлогом собрала напрокат по всему подъезду два или три десятка удлинителей и около полуночи протянула электричество с четвертого этажа до скамейки около подъезда. К утру довольный оператор выжигателя втянул удлинители в окно и отправился спать, а перед подъездом осталась размалеванная скамейка. Даже я удивился, когда ее увидел, — больше всего она напоминала недавно вышедшего из тюрьмы соседа по подъезду, который тоже был весь покрыт татуировками. Автор творчества стал героем на неделю, пока к его родителям не заглянул участковый. Конец истории тривиален: художник получил ремня, а его родители были вынуждены покрасить скамейку заново.

-->
-->