Mamochki.by

Граница на замке

Граница на замке
Как бы ни хотелось родителям видеть в малыше свою уменьшенную копию, он на самом деле не принадлежит ни папе, ни маме, а исключительно «свой собственный» человек. Конечно, пока младенец лежит в кроватке, поверить в это утверждение достаточно трудно. Но доказательства не заставят себя ждать: когда ребенок начнет ползать или делать первые шаги, он будет постепенно подчинять себе окружающий мир. Осваивая все новые и новые территории, юный исследователь непременно возьмет часть из них под свой личный протекторат: и вот уже игрушки брата чудесным образом оказываются в надежно охраняемом месте, а на дворовые качели допускаются исключительно друзья. Да и свою драгоценную персону малыш вовсе не готов доверить первому встречному: дальним родственникам приходится вымаливать поцелуи, а родителям –
вести долгие переговоры, прежде чем убедить надеть «некрасивую» кофту или «неудобные» ботинки. Иными словами, научившись осознавать ценность собственных ощущений и переживаний, маленький человек начинает возводить из них настоящую крепость, входить в которую без приглашения категорически запрещено.
История государства
по имени Я
В некотором царстве жил малыш, считавший маму продолжением своего собственного тела. Каждый раз, когда она ненадолго уходила из комнаты, кроха поднимал недовольный крик: мол, руки, немедленно вернитесь на свое место! Руки прибегали, поднимали, гладили по голове и кормили. Так продолжалось до тех пор, пока ребенку не исполнилось 3 месяца, – в этот момент он с удивлением обнаружил, что у него есть собственные ручки, а в 5 месяцев копилка открытий пополнилась еще и ногами. Ноги были внимательно рассмотрены, ощупаны руками и опробованы на вкус. В этом же возрасте малыш стал радоваться родным лицам и встречать ревом незнакомцев. Так было положено начало формированию личного пространства. На первом этапе ребенок замечает, что игрушки или мама могут произвольно исчезать и появляться, а вот туловище и все остальные части тела неизменно находятся при нем. В дальнейшем эти «границы» начинают активно расширяться. Несмотря на общие тенденции развития личного пространства, все дети отличаются друг от друга его структурой и широтой. Малыши, которые постоянно сталкивались с вторжением взрослых в свое маленькое «государство», обычно попросту не умеют защищать собственные «границы». Они боятся протестовать, если кто-то забирает их вещи или, например, расспрашивает о чем-то интимном или неприятном. Став взрослыми, такие люди часто оказываются склонными к так называемому виктимному поведению, то есть в совершенстве владеют набором качеств, по которым преступники обычно выбирают своих жертв. Взрослые с нарушенным личным пространством неспособны проявить уместную ответную агрессию или отстраниться от нежелательного физического контакта.
Некоторые дети, наоборот, демонстрируют практически непроницаемые «границы»: они избегают новых знакомств, не принимают никаких изменений в привычном распорядке дня и не хотят делиться с близкими своими переживаниями. Все это в итоге создает ребенку коммуникативные трудности. Что же касается гармонично организованного личного пространства, то оно предполагает наличие «приватных зон» (туда допускаются самые близкие) и четкой иерархии остальных (неблизких) людей и вещей, а также богатый арсенал для защиты «запретной территории».
1 год «Отдаленный
хутор».
Рубежи еще четко не определены: есть домик с примыкающим к нему огородом, на котором находятся самые близкие люди и самые любимые игрушки. А за их пределами расстилается огромное поле без ограды: ребенок хватает все, что видит, и легко расстается с этими предметами.
2 года «Крепостное
укрепление».
Круг близких людей и предметов обнесен прочной каменной стеной, снабженной КПП у ворот. Попытка чужого человека заговорить с мамой или взять принадлежащий малышу совок может спровоцировать настоящие военные действия. Карапуз уже пытается активно противостоять нарушению существующих границ.
3 года «Удельное
княжество».
Душа «князя» требует размаха, и это приводит к междоусобным войнам и захвату новых территорий. В то же время послам, приносящим ценные дары, пока еще без проблем удается расположить ребенка к себе. В результате в личном пространстве малыша оказываются воспитатели и сверстники, которым он симпатизирует.
4 года «Унитарное
государство».
Юный государь ведет разумную внешнюю политику, здраво оценивая, с кем стоит общаться, а с кем – нет. Появляются первые друзья и женихи/невесты, к которым ребенок испытывает сильную привязанность. Однако продолжительность таких дружб и любовей пока еще очень зависит от обстоятельств: в этом возрасте новый знакомый нередко кажется малышу лучше и интереснее старых приятелей.
5 лет «Империя».
Государю мерещится всемирный заговор. Он начинает ревновать своих друзей, стесняться собственного тела и перестает доверять чужим взрослым, даже если они предлагают ему целый чемодан с конфетами.
6 лет «Евросоюз».
В этом возрасте ребенок перестает делить людей только на «своих» и «чужих» и устанавливает более дробные градации. Он сам придумывает обозначения для степени близости с тем или иным человеком: «лучший друг», «подружка с дачи», «бабушка, с которой я редко общаюсь» и т. д. Кроме того, у малыша появляется стремление наполнить свое личное пространство объектами любви и заботы: он может попросить папу с мамой родить ему сестренку
или завести собаку.
7 лет «представительство в ООН».
Отношения ребенка с людьми становятся более гибкими: он старается отстаивать свои интересы, не нарушая при этом чужих «границ», и учится анализировать действия других людей с точки зрения их корректности или бестактности.
Не влезай: убьет!
Некоторые особенности поведения, которые родители часто принимают за «странности» или «вредности», на самом деле являются признаками формирования у ребенка личного пространства.
Жадность.
Когда на малыша не действует аргумент «Дай на время свою машину, ты же сейчас не играешь!», его тотчас же обзывают скупердяем. Но если посмотреть на ситуацию со стороны «крепкого хозяйственника», то ничего страшного не происходит: карапуз всего лишь следит за тем, чтобы все его вещи находились на месте. Ребенку важно ощущать себя единоличным владельцем своих богатств.
Неприятие
тактильного
контакта.
Ребенок отказывается целовать дедушку, идти на ручки к соседке и всячески противится тому, чтобы его тискали, как котенка. Некоторые родители чувствуют себя неловко в подобных ситуациях, особенно, если в роли «отверженных» оказываются приехавшие издалека родственники. Взрослые нередко пытаются переубедить строптивца, предлагая ему чуть-чуть посидеть на коленях у двоюродной тети или позволить ей поцеловать себя не в лоб, а в нос.
Палитра чувств
Психологические исследования показывают, что дошкольники плохо различают оттенки эмоций. Так, рассматривая картинки с изображением лиц, выражающих те или иные чувства, малыши затрудняются при выборе карточки «удивление», нередко путая ее с «радостью». А мимическое выражение гнева часто воспринимается детьми как «обида».
Малышом же такое поведение воспринимается не просто как вторжение в личное пространство, а как грубое нарушение физических границ.
Боязнь врачей.
Бестактнее всего физические границы ребенка нарушают люди в белых халатах. Безо всякого на то разрешения они щупают живот, тыкают в спину стетоскопом и залезают палочкой в рот. Главный аргумент родителей и врачей обычно звучит так: «Тебе не будет больно!» Однако малышу вполне достаточно того, что все эти манипуляции причиняют ему крайне неприятные ощущения, поэтому он и противится. Избегание нежелательного воздействия – совершенно нормальная реакция любого живого существа.
Уединение
в туалете,
в ванной и при
переодевании.
Это очень важный признак, свидетельствующий о формировании у ребенка личного пространства. Поэтому ни в коем случае не высмеивайте малыша, когда он деловито уносит горшок в укромное место или пытается спрятаться от зрителей, переодевая колготки. Комментарии из серии «Да на что там у тебя смотреть?» заставляют карапуза ощущать незначительность своих переживаний и игнорировать собственный психологический дискомфорт.
Потребность в отдельной комнате или собственном уголке.
Формирование личного пространства внешне обычно проявляется в стремлении ребенка физически отделиться от окружающих. Не торопитесь упрекать малыша в эгоизме или жадности, когда он заявляет о желании иметь свой собственный письменный стол или стул. Это не просто вещи, которыми он хочет владеть единолично, а настоящий плацдарм для осуществления различных замыслов. Сколько тайников удастся сделать в ящиках и на полках! А сколько богатств можно разложить, не оглядываясь на то, удобно ли это сестре или бабушке!
Ревность.
Как было сказано выше, ребенок включает в свое личное пространство не только вещи или территорию, но и людей. Поэтому нет ничего странного в том, что с самы-
ми близкими из них он стремится общаться наедине.
Чужая территория
Заботясь о неприкосновенности собственного личного пространства, ребенок легко может перейти «границы» других людей, в том числе и родителей. В ситуациях, когда интересы пересекаются, необходимо показать малышу, что дальше «вход запрещен». Как это можно
сделать?
Если вам приходится делить физическое пространство – например, скамейку в парке, – помогите ребенку переключиться с эмоционального поведения («Мне так удобнее!») на рациональное («Я больше, поэтому занимаю много места» или «Давай поделим скамейку поровну»).
Обратитесь к личному опыту карапуза: «А тебе нравится, когда вот так хватают за рукав?» Из-за эгоцентризма маленькие дети редко задумываются о чувствах других людей и поэтому нуждаются в частых напоминаниях и разъяснениях.
Говорите о том, какие действия ребенка вам неприятны и почему. Без подсказок дети вряд ли смогут разобраться в ваших эмоциональных реакциях.
Превратите конфликтную ситуацию в игровую, поменявшись ролями. Допустим, если кроха пристает к вам с «неудобными» вопросами, можно точно так же спросить его о том, что ему не нравится обсуждать. Бить или не бить?
Возраст очень влияет на восприятие детьми разнообразных физических воздействий. До 2 лет малыш относится к шлепкам по попе или оттаскиванию за руку, как к закономерной реакции на свои неправильные поступки. Но вот для детей постарше такое родительское поведение является ничем иным,
как грубым и агрессивным вторжением в личное пространство.

-->
-->