Mamochki.by

Что ждет репродуктивную медицину?

Вдуматься в истинный смысл необычного словосочетания заставила любопытная статья в немецком издании “Вельт ам Зонтаг”. Ее автор рассказал историю молодой украинки Ирины, которая подрабатывала, вынашивая детей для бесплодных пар из Германии. За 10 тысяч долларов она “сдала в аренду на 9 месяцев” свое тело. Агентство-посредник заработало в 5 раз больше. Никто не ведет официальной статистики, но, по некоторым данным, через клиники по репродукции только в Украине ежегодно проходит около 100 женщин.

Но самое большое впечатление оставили выводы немецкого журналиста. По его словам, Восточная Европа уже давно стала своеобразной Меккой для бездетных семей из Западной Европы. Более того, в ближайшем будущем поток “туристов”, едущих к нам за “покупкой детей”, будет только нарастать. В то же время автор справедливо заметил, что ситуация в современной Европе такова, что порой у отчаявшихся супругов, обреченных на бездетность по разным причинам, в том числе и из-за влияния неблагоприятной окружающей среды на репродуктивную функцию, не остается другого выбора, как искать нетрадиционные пути отцовства и материнства.

Подобную ситуацию метко охарактеризовал немецкий классик Гете, утверждавший, что между полярными точками зрения находится сама проблема. С одной стороны, звучит, конечно, дико, когда слышишь, что изготовление детей под заказ для иностранцев поставлено в Украине на коммерческий поток. Но с другой, дети — самое дорогое существо для родителей. Поэтому невозможно себе представить, что мужчина или женщина, у которых есть возможность оставить на Земле частичку себя, добровольно откажутся от такого шанса. В конце концов, еще великий русский писатель Лев Толстой считал, что пока память о человеке живет, он бессмертен.

Многим государствам уже приходилось сталкиваться с этой непростой проблемой. Каким образом они решали ее?

Первый ребенок, зачатый в пробирке, появился на свет еще 28 лет назад. С этого момента у бездетных семей (а по статистике в эту группу попадает каждая пятая западноевропейская пара) появился шанс завести собственного ребенка. Спрос, как известно, неизбежно рождает предложение, и, получив столь мощный стимул, экстракорпоральное оплодотворение начало активно развиваться по всему миру. Число “детей из пробирки” достигло двух миллионов человек. За последние годы многие европейские государства, а также США и Австралия официально узаконили суррогатное материнство. В этом списке, в частности, находятся Россия и Украина.

На территории наших стран-соседок подобный “бизнес” существует уже 10 лет. К настоящему времени механизм, регулирующий каждый шаг участников сделки, практически полностью сформировался. “Продавец” и “покупатель” находят друг друга в интернете либо благодаря активно рекламирующим свои услуги посредникам. В России и Украине появились специализированные клиники, оказывающие медицинскую помощь, а также агентства, обеспечивающие юридическую защиту всех заинтересованных сторон и помогающие составить специальный контракт. Кроме того, любая фирма имеет собственный “черный список” недобросовестных людей, неоднократно “кидавших” своих партнеров…

Тщательно изучив всю информацию о суррогатном материнстве в интернете, я обнаружил: эти процессы хоть и косвенно, но коснулись и Беларуси. На специализированных российских и украинских форумах мне неоднократно попадались на глаза объявления наших соотечественниц, предлагающих свою “помощь” бездетным парам. Иногда — по доброте душевной, гораздо чаще — за приличную сумму. Впрочем, некоторые белорусы сами ищут во “всемирной паутине” иностранок, готовых за солидное вознаграждение выносить чужого ребенка.

Полтора года назад белорусские парламентарии всерьез задумались над тем, стоит ли легализовать суррогатное материнство по примеру наших соседей. Дебаты продолжались около года. Взвесив все “за” и “против”, они решили, что такой закон необходим.

— Два месяца назад президент утвердил изменения и дополнения в Кодекс о семье и браке, — рассказывает заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей по охране здоровья, физической культуре, делам семьи и молодежи Владимир Исаев. — В частности, появилась статья 53, посвященная вопросам суррогатного материнства. Теперь родителями ребенка считаются его генетические отец и мать. Происхождение же ребенка будет устанавливаться по факту рождения, удостоверенного справкой медицинского учреждения, в котором младенец появился на свет.

Останавливаться на полпути работники здравоохранения не намерены. Изменения в кодексе неизбежно повлекут за собой принятие дополнительных правовых норм, которые будут регламентировать все аспекты проблемы суррогатного материнства.

— До 20 июля 2006 года в белорусском законодательстве не было ни слова об этом, — показывает распечатку с обновленным текстом Кодекса о семье и браке главный акушер-гинеколог Министерства здравоохранения Светлана Шилова. — С принятием изменений и дополнений был сделан большой шаг вперед. Но принятие поправок в кодекс — это только начало. В настоящий момент Министерство здравоохранения совместно с Министерством юстиции разрабатывает два законопроекта, которые будут учитывать все аспекты данной проблемы.

Потенциально этот шаг способен стимулировать развитие репродуктивной медицины в Беларуси. При этом, однако, необходимо учесть опыт зарубежных государств и существующие в нашей стране реалии.

— Принятие закона, посвященного проблеме суррогатного материнства, конечно, необходимо, — считает главный врач Центра вспомогательной репродукции “Эмбрио” Олег Тишкевич. — Однако уделять чрезмерно много внимания далеко не самому распространенному способу лечения бесплодия было бы ошибочно. Подавляющее большинство семей, сталкивающихся с подобной проблемой, могут обойтись без “посредника” в лице другой женщины. Из 5 тысяч бездетных пар, состоящих на учете центра, суррогатное материнство показано лишь для 1%.

Вносимые в законодательство изменения смогут повлиять на спрос и предложение услуг центров вспомогательной репродукции лишь в том случае, если будут включать в себя, по крайней мере, три составляющие: медицинскую, юридическую и социальную. Вспомогательная репродукция в Беларуси в целом и в центре “Эмбрио” в частности существует 11 лет. За это время появилась команда высокопрофессиональных специалистов, а используемые врачами оборудование и лекарства принадлежат лучшим европейским производителям. Поэтому уровень медицинского обслуживания пациентов соответствует самым высоким требованиям.

В свою очередь, предпринятые парламентариями меры позволяют надеяться на то, что в скором времени отечественное законодательство изменится с учетом опыта западноевропейских стран, а также наших соседей по СНГ. Больше всего проблем, по-видимому, возникнет в социальной составляющей. Помощь бесплодным семьям стала одной из форм социальных гарантий во многих европейских государствах, так как экстракорпоральное оплодотворение — чрезвычайно дорогое лечение вне зависимости от того, в какой стране оказывают эту услугу. Далеко не каждой нуждающейся паре она по карману. Поэтому даже в считающихся богатыми европейских странах от 50% до 75% расходов покрывают государственные страховые компании.

Очевидно, что для решения этой проблемы необходимо учитывать все ее аспекты. Иначе надеяться на вспомогательную репродукцию в Беларуси по-прежнему смогут лишь немногие.

Интересные факты

Первый “ребенок из пробирки” — Луиза Браун — родился 25 июля 1978 года в небольшом городке Оулдем в Англии. Для того чтобы девочка появилась на свет, потребовалось более 600 попыток ЭКО…

Первая суррогатная программа среди родственников была осуществлена в ЮАР в 1987 году. 48-летняя Патрисия Антони успешно выносила и родила троих собственных внуков для своей 25-летней дочери. Роды снимали британские журналисты, заплатившие полмиллиона долларов за эксклюзивные права на этот репортаж. По местным законам Патрисия считалась матерью тройняшек, поэтому ей пришлось отказаться от своих родительских прав в пользу дочери и зятя, которые усыновили собственных детей.

Пальма первенства среди суррогатных мам принадлежит 39-летней англичанке Кэрол Хорлок. Она успешно выносила и родила 9 малышей для бездетных пар — 6 девочек (включая двух близняшек) и 3 мальчиков. Последний ребенок, Дэниэл, родился в августе 2004 года и весил 4,2 кг.